Исторический сайт военного кораблестроения
Судостроениеотрасль промышленности,
осуществляющая постройку
кораблей на предприятиях,
называемых верфями.
Инспектор кораблестроения
Кровавые события 9 января и поражение в русско-японской войне переполнили чашу терпения народа. Волны стачек и забастовок прокатились по всей стране. Вместе с рабочими поднялись и крестьяне. Пламенем пожаров запылали помещичьи усадьбы.

Восстали моряки на броненосце "Потемкин", в Кронштадте, Севастополе. Красный флаг свободы взвился на крейсере "Очаков". Улицы городов покрылись баррикадами. Наступила революция 1905 года. Революция захватила все слои населения. Вспыхнули волнения среди учащейся молодежи. Правительство закрыло почти все высшие учебные заведения. Передовые преподаватели, не боясь репрессий правительства, стали читать лекции в "вольных" группах.

В одной из таких групп и Алексей Николаевич Крылов прочел курс лекций по приближенным вычислениям. Маленькое предисловие, которое сделал когда-то Крылов в своей первой лекции в Морской академии, выросло теперь в большой курс. Такого курса не существовало ни в русской, ни в иностранной литературе. Крылов первый систематически и полно изложил практические методы, с помощью которых можно было производить приближенные вычисления, необходимые в различных технических вопросах.

"Лекции о приближенных вычислениях" вышли первым изданием в 1907 году. Затем они переиздавались много раз. Теперь этот курс введен в программу всех высших технических учебных заведений. "Редко встречается курс, где бы с такой ясностью и полнотой излагались как основные правила, так и примеры их приложений", писал о книге Крылова академик Чаплыгин. В то же время Крылов продолжал преподавать в Морской академии и заведовать Опытовым бассейном.

В бассейне Крылов разрешал многиё научные проблемы и по-прежнему работал над вопросом непотопляемости. Теперь он с горечью изучал печальный опыт цусимских событий. В газетах снова появились статьи о кораблестроительном отделе Морского министерства и о "неком профессоре", который в свое время предупреждал и настаивал принять меры к обеспечению непотопляемости кораблей, но был бессилен побороть рутину.

Теперь уже нельзя было "отмолчаться". Попробовали "отписаться". Главный инспектор кораблестроения прислал в газету опровержение, в котором отрицал даже самый факт предупреждения Крылова. Тогда Алексей Николаевич сам выступил в печати. Исключив некоторые данные, которые нельзя было сообщать широкой публике, Крылов поместил в газете полностью свой доклад, за который он получил в свое время выговор. Теперь уже не удалось и "отписаться", не такое было время.

Пришлось применить третье из тех "от", о которых с таким тонким юмором говорил Крылов, характеризуя чиновничье правило всего мира "выбирать по всякому делу одно из трех "от" отписаться, отмолчаться, отказать" Решили "отказать", но уже не тем, кто боролся против косности и рутины, а самому всесильному генералу Кутейникову. Главный инспектор кораблестроения с работы был снят. А в начале 1908 года на этот пост был назначен Алексей Николаевич Крылов. Теперь Алексей Николаевич стал первым лицом в деле руководства кораблестроением.

Это было редкое для русской действительности того времени явление, когда во главе важной государственной отрасли промышленности стоял крупный ученый, честный и прямой человек, все помыслы которого были направлены на укрепление могущества русского флота. А через несколько месяцев Алексей Николаевич стал также председателем Морского технического комитета. Он получил чин генерала. В японскую войну Россия потеряла почти весь свой броненосный флот. В Балтийском море остались лишь броненосцы "Цесаревич" и "Слава" и броненосные крейсеры "Россия" и "Громобой".

Флот предстояло строить заново. С первых же шагов своей деятельности во главе кораблестроения Алексей Николаевич повел беспощадную борьбу с рутиной, с устаревшими методами проектирования и постройки кораблей. Корабли должны строиться по расчету, с применением всех последних достижений науки и техники. Тех людей, которые не понимали этого или сознательно мешали, Алексей Николаевич не стеснялся убирать со своего пути, вспоминая, как он пишет, при этом слова своего однофамильца баснописца Крылова:

Вместе с тем Алексей Николаевич объединял вокруг себя талантливых инженеров, создавая русскую школу кораблестроения. Незадолго до его прихода на руководящий, пост был объявлен конкурс на лучший проект линейного корабля. На конкурс были представлены многие русские и иностранные проекты. Алексей Николаевич считал, что по конструкции корпуса корабля проект Балтийского завода является наилучшим, "далеко оставляющим за собой все остальные проекты".

Но ему пришлось потратить немало сил, прежде чем он сумел убедить в этом Морское министерство. По давно укоренившейся привычке, отдавали предпочтение иностранным проектам. Всё же Алексей Николаевич победил. Четыре первых русских линейных корабля поручили строить Балтийскому заводу. Во главе проектирования, по рекомендации Алексея Николаевича, был поставлен талантливый русский кораблестроитель, ученик Алексея Николаевича, Иван Григорьевич Бубнов.

Бубнов был известен своими выдающимися работами по вопросам прочности корабля а также по проектированию и постройке подводных лодок, отличавшихся высокими боевыми качествами. Он явился создателем новой отрасли морской науки строительной механики корабля. Он проверял и утверждал все чертежи и расчеты, через день приезжал на Балтийский завод, следил за ходом работ, давая на месте ценные указания и разъяснения.

Когда он увидел, что главный механик завода упорно не хочет выполнять его указаний и даже не старается вникнуть в суть дела, он немедленно добился его увольнения, несмотря на то, что тот был профессором. К концу года проектирование линейных кораблей было закончено. Расчеты составили пять объемистых томов. Это были на научной основе построенные расчеты, послужившие в дальнейшем образцом при проектировании других кораблей. В основу всего было положено стремление сделать корабли на возможно большее время боеспособными и мощными.

В процессе работы над проектами И. Г. Бубновым, при творческой помощи Крылова, была создана совершенно новая система набора корабля, которая стала называться "русской системой набора". При русской, системе набора корабли получались прочными и легкими. Впоследствии русская система набора получила распространение во всех странах. В кораблях были приняты все меры к обеспечению непотопляемости.

Для них составили таблицы непотопляемости. Теперь все корабли снабжались такими таблицами, и с этих пор уже больше не переворачивались, как В Цусимском бою, даже если им случалось распарывать себе днище, как это произошло с крейсером "Рюрик", который на большом ходу перескочил через каменную гряду. Таблицы непотопляемости получили распространение и за границей, но они стали там применяться значительно позднее.

Встал вопрос об оборудовании линкоров. Алексей Николаевич предложил поставить котлы новейшей конструкции. Но в механическом отделе Морского технического комитета не согласились, настаивая на том, чтобы оставить те же котлы, которые применялись до сих пор на кораблях. Так было спокойнее, а главное никакой ответственности. Доводы Крылова о том, что новые котлы вполне надежны и дадут значительное увеличение скорости кораблей, не помогали.

"Пришлось прибегнуть к хитрости", вспоминал впоследствии Алексей Николаевич. Он созвал совещание из представителей механиков с кораблей. Алексей Николаевич знал, что моряки с действующего флота смелее подходят к введению различных новшеств, тем более, что котлы, о которых шла речь, уже показали себя в работе на нескольких миноносцах. На совещании развернулись жаркие прения. Голос механического отдела был подавлен голосами механиков с флота. Постановили ставить новые котлы. Решение утвердил министр.

"Механический отдел был одурачен, если позволительно так выразиться в столь серьезном деле", иронизирует Крылов, вспоминая этот случай. А новые котлы, поставленные на кораблях, показали прекрасную1 работу в течение долгих лет и позволили развивать скорость даже сверх ожидаемой. Алексей Николаевич вникал во все подробности строительства на корабле. Внешний вид корабля и внутреннее убранство всё проходило через строгий контроль главного кораблестроителя.

Он считал, что всё должно быть подчинено единой задаче наилучшей подготовке корабля к бою. Поэтому, когда ему представили на рассмотрение проект роскошно отделанной адмиральской каюты, он его не утвердил, так как "воинский корабль по всем частям должен быть способен немедленно вступить в бой", а тут пришлось бы тратить время на избавление от всяких кушеток, козеток, балдахинов и прочего.

Алексей Николаевич следил также за тем, чтобы при постройке кораблей экономно расходовались государственные средства. Для кораблей требовалось большое количество стали. Государственная промышленность была развита слабо и не могла удовлетворить спрос. Частные же фирмы, объединенные в общество "Продамет", запросили очень дорого.


Спонсор публикации: